Танго это танго

Принято считать, что танго — это аргентинский танец. Но если вы спросите о танго в Бразилии, Мексике, Боливии, Парагвае, на Кубе и в Испании, то в каждой из этих стран вам уверенно ответят, что это их национальный танец.

Последние годы девятнадцатого века. Европу одолевают голод и разруха. Молодые люди, лишенные работы и надежд на лучшую жизнь, покидают свои дома и переселяются в поисках счастья за океан, в Южную Америку. Тысячи обездоленных людей сходят с кораблей на причалы Буэнос-Айреса, новой столицы Аргентины…

В те годы жизнь в Аргентине была полегче, чем в Европе, однако, приехавшие молодые люди оказывались здесь в положении чужаков и часто оседали в нищих грязных кварталах на окраине большого города. Но это не останавливало поток иммигрантов, который постоянно рос и к 1914 году их число превысило количество коренных жителей Буэнос-Айреса в три раза.

Приблизительно половина приехавших была родом их Италии. Треть прибыло из Испании. Ла Бока, старый портовый район Буэнос-Айреса, стал тем местом, где селились большинство итальянцев. И именно с Ла Бокой связаны самые яркие страницы в истории танго.

С приходом иммигрантов из Ла Боки вскоре исчезли жившие здесь прежде местные жители — гаучо. Они растворились на бескрайних прериях еще до рождения танго, но, несомненно, оставили свой след в стилистике нового танца.

Само слово танго, как полагают, имеет африканское происхождение и означает «место встречи» или «особое место». Рождению танго способствовали и кубинская хабанера, и испанская контраданца, и афро-аргентинские кандомбе, однако самым сильным было влияние милонги.

Слово «милонга» означает «вечеринка» или «фиеста». Музыка милонги живая, радостная и даже веселая. Нет сомнений в том, что иммигранты из Европы частенько посещали местные танцы и переняли из милонги некоторые па. Ставшие впоследствии фигурами танго.

Выходцы из Европы старались держаться  общиной, но и она не спасала от отчаяния и крушения.  Все это находило отражение в песнях, где грусть, одиночество и тоска смешивались с надеждой и стремлением к счастью. Именно в этих песнях в узких портовых кварталах Буэнос-Айреса вскоре и родилось танго.

Сначала танго было мужским танцем. Да, да, не удивляйтесь, ведь подавляющее большинство выходцев из Европы составляли молодые люди – их было в пятьдесят раз больше, чем женщин-иммигранток. Эти молодые мужчины были частыми посетителями местных танцевальных школ и дешевых кафе, где за отдельную плату можно было потанцевать с официантками.

Умение хорошо танцевать становилось жизненно необходимо — ведь порой только таким образом молодой человек мог произвести на девушку впечатление, привлечь ее внимание, добиться расположения. Отбросив традиции европейского танца, молодые иммигранты активно искали собственные пути самовыражения, создавая новый танцевальный стиль, призванный покорить женское сердце.

Поначалу танго игралось на гитаре, флейте и скрипке. Однако вскоре лидирующим инструментом стал бандонеон. Часто говорят, что бандонеон – душа танго и само танго обязано своим появлением на свет именно  этому инструменту. Благодаря глубокому, звучному голосу бандонеона танго стало тверже, напряженнее, шире, а порой меланхоличнее. Часто слова, сопровождавшие мелодию, выражали озабоченность утомленных жизнью людей.

Энрике Сантос Диссеполо, один из известнейших поэтов, писавший стихи и музыку танго, сказал однажды: «Танго – это грусть, заставляющая танцевать». Но танго заставляет людей танцевать не только потому, что оно так грустно. Сама музыка этого танца несла в себе вызов, подталкивая людей к тому, чтобы выразить через танец свои самые глубинные чувства и переживания.

В 1912 г. в Аргентине был принят закон о Всеобщем избирательном праве, принесший людям долгожданную свободу, и, как это может показаться странным на первый взгляд, давший новый импульс развитию танго. Танго очень скоро перестало быть танцем бедняков с окраины, его стали танцевать в  высшем свете. Во всех фешенебельных районах Буэнос-Айреса как грибы после дождя вырастали Танго-салоны. Затем танец появился в Северной Америке, а затем и в Европе. Танго зазвучало и в Нью-Йорке, и в Лондоне , и в Париже. Танцоры танго стремительно входили в моду.

Бескомпромиссный, смелый, откровенный характер танго того времени не мог не нажить себе врагов. Они появились и были  людьми весьма авторитетными. Так, парижский  кардинал Аметт заявил: «Человек, считающий себя христианином, не может принимать участия в этом безобразии». Римский папа Бенедикт ХI: «Этот грубый, непристойный танец оскорбляет семью и общество», а Кайзер Вильгельм поступил еще проще. Он издал приказ, запрещающий офицерам германской армии танцевать этот «похотливый и возмутительный танец», если на них надет мундир. Репутация танго была весьма сомнительна.

В годы первой мировой войны, несмотря на все ее ужасы и невзгоды, люди не забывали про танго. Танго как нельзя лучше отвечало ожиданиям людей, мечтающих о свободе, и поэтому его популярность продолжала расти. Когда война закончилась, танго вступило в свои «золотые годы» — в 1920-е. И если танго было столь популярно в Европе, то что тогда говорить о Буэнос-Айресе? Здесь «по танго сходили с ума». Имена известных исполнителей танго — музыкантов, певцов и, в первую очередь, танцоров становились нарицательными, в честь них многие аргентинцы называли своих детей. Аккордеонисты и танцоры купались в золоте в прямом смысле слова.

Золотой век танго длился более 10 лет. Но, как и все на свете, этот период закончился. И закончился так же бурно, как и протекал. Сразу же после военного переворота, происшедшего  в Аргентине 6 сентября 1930 года, начался период гонения на танго. Возможно танго казался излишне свободолюбивым и бунтарским танцем.

В Европе танго переживало период трансформации. Классическое аргентинское танго не укладывалось в новые музыкальные формы и  идеи, а поэтому его стиль быстро и жестко начал меняться. Дорожка, столь характерная для прежнего танго, была заменена кружением по всему периметру бального зала, сам характер танца стал более быстрым, угловатым, музыка танца приобрела более напористый, порой агрессивный,  характер. На первый план в оркестре стали выходить ударные инструменты. Из современных европейских танцев в танго ввели несвойственные ему быстрые движения головой. Начал складываться некий международный стандарт танца, все больше и больше уходивший от оригинала.

С  конца 1930 –х годов стал набирать силу измененный стиль танго, получивший название «английское танго». Часто этот стиль называют  также «современным танго».

Современное танго значительно отличается от оригинального и подлинного аргентинского танго. Уже в начале 1930-х годов танго настолько изменилось, потеряв свой первоначальный вид и дух в процессе приспосабливания его к соревнованиям по танцам и к широкому исполнению на танцевальных вечерах, что фактически превратилось в совершенно другой танец. Жесткому, дерзкому стилю современного танго присущи резкие, преувеличенные движения головой, активное широкое продвижение по танцевальной площадке, но такой стиль вовсе не обязательно осваивать для того, чтобы просто наслаждаться танго.

В конце 1990-х годов широкое распространение получает направление салонного стиля танго, которое удачно сочетает наиболее интересные и яркие фигуры аргентинского танго и английского танго. Экспрессия и дух колоритного аргентинского стиля сочетаются с четкостью и последовательностью стиля английского. Подобное танго легко в обучении для начинающих или непрофессиональных танцоров и исполнять его можно везде, не только на спортивных соревнованиях с их английским танго или только милонгах, где собираются любители только аргентинского танго.

Но вернемся к нашей истории ТАНГО.

В 1950-е годы в самом Буэнос-Айресе продолжается закат танго.Положение в экономике оставалось в те годы нестабильным. Бывшие иммигранты уже стали к тому времени стопроцентными  аргентинцами. Так и ушли из танго важные его составляющие – ностальгия по родине, грусть, одиночество, страсть.

В тот период в стране было  не до оркестров танго. Танго продолжали играть небольшие группы музыкантов, но теперь публика чаще слушала музыку — и не танцевала. Неудивительно, что постепенно родился новый стиль «El Nuevo Tango» — стиль, рассчитанный, прежде всего, на слушателя, а не на танцора.

Однако, в конце 1970 — начале 1980 годов начинает возрождаться интерес к танго как к танцу. Во многом этому способствовал отток аргентинцев в Европу в поисках работы, а также многочисленные гастроли многих музыкальных оркестров, исполняющих танго.

История этого танца насыщена легендами, романтикой и ностальгическими воспоминаниями о давно прошедших временах. В наши дни характер музыки танго бывает самым разным, передающим богатую гамму человеческих чувств и переживаний, надежд и разочарований.

Как говорят в Аргентине, «Esto es Tango». ТАНГО – ЭТО ТАНГО.